Переключатель меню
Заказать звонок

+7 (495) 646-80-56

О коллегии

Гражданское и предпринимательское право

Глинка Владлен Игоревич

доцент кафедры юриспруденции МГТА,

кандидат юридических наук, адвокат

К вопросу о системе договоров в гражданском праве

Говоря об имущественных отношениях, мы в первую очередь подразумеваем гражданско-правовые отношения, оформленные в договорную конструкцию, посредством которой возникают, изменяются и прекращаются гражданские права и обязанности. Если рассматривать все встречающиеся в праве договоры как единую систему, то можно прийти к выводу, что это не разрозненная масса отдельных сделок, а достаточно стройная совокупность правовых конструкций, обладающая внутренней целостной структурой.

Таким образом, можно сказать, что гражданский оборот регламентируется различными видами и подвидами сделок, образующих закрепленную правом единую систему гражданско-правовых договоров.

Указанная система представляет собой составную часть более широких систем - обязательственного и вещного права и характеризуется присущими им родовыми признаками, что позволяет применять к договорным отношениям даже те нормы общей части ГК РФ, которые казалось бы, не имеют отношение к сделкам. Благодаря этому, устойчивость договорной системе обеспечивается унифицированными нормами применимыми ко всем гражданско-правовым договорам, несмотря на специфичность каждого элемента системы (договора).

Система гражданско-правовых договоров находится в постоянном развитии, несмотря на кажущуюся статичность. Однако при этом появляющиеся новые виды и подвиды договоров обладают не только новыми, не закрепленными ГК РФ признаками, но и уже существующими, влияющими на поведение субъектов в обороте. Собственно, исходя из философских позиций относительно наличия в системе множества взаимосвязанных элементов, следует предполагать обязательное присутствие системообразующих связей, обеспечивающих целостность. системы, а именно, наличие базовых признаков, присущих любому договору.

Сразу отметим, что в систему договоров мы включаем общее понятие сделки, которое толкуется ГК РФ несколько шире, нежели чем договор, включая в себя действия единоличного волевого характера, тогда как договор всегда зависим от волеизъявления как минимум двух лиц. Тем не менее, односторонних сделок сравнительно мало и выделять их в отдельную систему не обязательно, т.к. это не даст какого-либо положительного эффекта для правоприменения.

Благодаря системе, каждый договор представляет собой уникальную правовую конструкцию, которую можно рассматривать и как юридический факт, и как правоотношение, и как обязательство, и как форму, используемую при его заключении, при этом, позволяющую удовлетворять взаимный интерес сторон. Тем не менее, уникальность не должна мешать частичному регулированию всех видов договоров аналогичными общими нормами и лишь в части имеющихся различий применять специальные нормы. Только в этом случае можно говорить о формировании системы гражданско-правовых договоров.

Для решения этой задачи, необходим системный подход к построению и анализу договорного права в целом и каждого отдельного вида договоров, в частности. Благодаря системному подходу достигается правотворческая цель - создается достаточно эффективное законодательство с четко сформулированными квалификационными признаками, доступное для применения. Причем классификация должна учитывать как юридические, так и экономические признаки.

Говоря о системе договоров мы, прежде всего, обращаем внимание на имущественные отношения, возникающие на основании сделок. Сделку можно рассматривать как факт возникновения обязательства. Однако не всякое обязательство возникает посредством заключения договора, существуют и другие правовые институты, непосредственно связанные с обязательственным правом, в силу чего к ним частично применяются единые с договорами нормы (например, обязательства, возникающие из деликтов).

Следует различать договорные отношения и иные обязательственные отношения, для чего существует довольно специфическая регламентация для каждого из них. Договорные отношения базируются на родовой специфике, присущей всем отношениям по сделке, позволяющей отличать договоры от других обязательств. Помимо этого, существуют системные признаки договорных отношений, позволяющие провести классификацию различных видов договоров, объединив их в большие группы, что опять же, помогает правоприменению.

Здесь хотелось бы отметить, что некоторые правоведы слишком увлекаются построением всевозможной дифференциацией договорных конструкций, когда разбивание договоров на какие либо типы, виды и разновидности не имеет под собой ни теоретической необходимости, ни практической пользы. Такая бессмысленная классификация может запутать непосредственных участников договорных отношений, усложнить практику добросовестного исполнения обязательств, с одной стороны, а с другой, привести к появлению множества оснований, в силу которых тот или иной вид (подвид) договора можно надлежащим образом не исполнять, для классификации необходимо доскональное изучение объективных закономерностей юридической регламентации отношений по каждому договору, для выделения его правовых особенностей. В настоящее время это делается не всегда.

Все гражданско-правовые сделки имеют свои юридические (материальные) признаки, вследствие чего они объединяются в группы и, затем, входят в единую систему договоров. Соответственно, данная система является правовой, опосредующей обязательственные отношения значимые для права. Учитывая, что право является механизмом, посредством которого регулируются общественные отношения, значимыми для него, в нашем случае, являются предмет договора (права и обязанности сторон) субъектный состав участников, объекты сделки, форма, условия и порядок заключение, изменения и прекращения договора, ответственность сторон и т.д. Любые особенности указанных элементов договорного отношения должны нормироваться и рассматриваться в качестве системного признака, являться критериями формирования системы гражданских договоров. Это тем интересно, что федеральный законодатель оставил перечень гражданско-правовых договоров открытым, то есть, при необходимости возможны варианты построения договорных конструкций, не закрепленных в ГК РФ, но наиболее удовлетворяющих стороны в их обязательственных отношениях.

Большое значение для формирования новых правовых конструкций имеет направленность обязательства, представляющая нормообразующий признак. Направленность выражена не в действии должника, а в экономическом и юридическом результатах, на достижение котором направлено это действие. Причем, результат, на который направленно обязательство, не всегда сопряжен с правом собственности или временным владением и пользованием имуществом. Во всяком случае, это не является целью договора, а представляет собой средство его исполнения, а значит, такие отношения подлежат различной правовой регламентации. Помимо этого, рассматривая вопросы направленности обязательства, следует учитывать, что она должна охватывать интересы всех его участников.

М.И. Брагинский и В.В. Витрянский, говоря о «направленности результата», разделили гражданские договоры, поименованные в ГК РФ, на четыре группы. Так, к первой группе были отнесены договоры, направленные на передачу имущества, ко второй - направленные на выполнение работ, к третьей - направленные на оказание услуг, к четвертой - направленные на учреждение различных образований.

Ю.В. Романец расширил перечень направленности обязательств до семи: договоры, направленные на передачу имущества в собственность; договоры, направленные на передачу в пользование объектов гражданских прав; договоры, направленные на выполнение работы или оказание услуги; договоры, направленные на страхование имущественных рисков; договоры, направленные на предоставление отсрочки возврата такого же количества имущества того же рода и качества или на отсрочку оплаты; договоры, направленные на достижение цели, единой для всех участников (общецелевые договоры); договоры, направленные, на замену лица в обязательстве.

Представляется, что расширенный перечень последнего автора качественно это не улучшил систему договоров, как таковую, но пищи для дискуссий прибавил, однако мы уже говорили в работе о не всегда правильном подходе некоторых ученых к классификации, стремящихся к дроблению обязательственных отношений на мелкие договорные группы.

Итак, системная классификация договоров необходима для выделения в каждом договоре системных признаков. Это позволяет эффективно применять к конкретным видам и типам договоров нормы законодательства, созданные для регулирования именно данных обязательств.

Можно согласиться с тем, что при систематизации договорных обязательств наиболее приоритетным выглядит признак направленности. Во всяком случае, исходя из направленности обязательства, определяются наиболее существенные элементы договора, существо его содержания, единая основа для нормирования.

Однако было бы не правильным удовлетвориться дифференциацией в системе договоров только внешними признаками, не обращая внимание на внутреннюю структуру. Опираясь при построении системы гражданско-правовых договоров только на отдельные, наиболее очевидные признаки обязательств, можно установить неправильные правовые режимы для отдельных групп договоров. Поэтому договорное право в рамках права гражданского нуждается в дальнейшем совершенствовании. Впрочем, такой процесс носит перманентный характер, система договоров в гражданском праве будет постоянно изменяться, в зависимости от совершенствования общественных отношений в этой сфере. Вопрос только в том, насколько верно будут выявлены признаки новых отношений, т.к. от этого будет зависеть эффективность правового регулирования последующих договорных конструкций.

Заказ звонка

Чтобы мы перезвонили отправьте нам Ваш номер телефона.

Введите защитный код

Закрыть