Переключатель меню
Заказать звонок

+7 (495) 646-80-56

О коллегии

В Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда успешно завершен спор по признанию договора-купли продажи дарения квартиры недействительным

01 декабря 2017, пятница

К заместителю Председателя Президиума Коллегии адвокатов «Грибаков, Поляк  партнёры» Поляк М.И. и Председателю Президиума Коллегии адвокатов Грибакову А.С. обратилась гражданка «М» с просьбой о защите нарушенных прав.

При встрече с адвокатами женщина рассказала, что она является собственником квартиры на основании договора дарения, по которому ее супруг гражданин «Н» в 2014г. передал безвозмездно квартиру в ее владение.

Дочкой гражданина «Н» гражданкой «К» было подано исковое заявление с требованием о признании договора дарения недействительным, поскольку, по ее мнению, гражданка «М» неправомерно завладела квартирой. «К» утверждала, что даритель не понимал значение своих действий, злоупотреблял алкоголем, являлся онкологическим больным, страдал болезнью Альцгеймера. Также «К» указала, что спорная квартира является единственным жильем для нее и ее дочки.

Адвокатами было подготовлено и подано подробное возражение на исковое заявление в Перовский районный суд г. Москвы. Адвокатами было указано следующее:

Согласно договору дарения «М» является законным приобретателем квартиры.

Указанная информация о единственном жилье «К» не соответствует действительности, поскольку у нее мужа, с которым брак был заключен в 1999 году в собственности имеется 3-х комнатную квартиру, а также мама «К» имеет в собственности 2-х комнатную квартиру, полученную в браке с «Н».

Гражданин «Н» до момента заключения договора дарения не знал где проживает его дочь, между собой они не общались долгое время.

Кроме того, гражданин «Н» умер в 2014 г. и «К» об этом узнала об этом спустя длительное время, она не интересовалась жизнью отца и даже не пыталась узнать, где он похоронен.

Адвокаты представили в суд подтверждение того, что «Н» был психически здоровым человеком и отдавал отчет в своих действиях.

В судебном процессе гражданкой «К» было подано ходатайство о проведении в отношении гражданина «Н» посмертной судебно-психиатрической экспертизы. Перед экспертом были поставлены следующие вопросы: страдал ли «Н» каким-либо психическим заболеванием, способен ли был «Н» в период заключения договора дарения по состоянию здоровья отдавать отчет своим действиям, понимать значение своих действий и руководить ими?

По результатам проведенной экспертизы факт наличия у «Н» психический заболеваний и отклонений, которые могли бы повлиять на понимание совершаемых им действий не подтвердился.

Проанализировав обстоятельства дела и доказательства, на которых были основаны доводы сторон, Перовский районный суд г. Москвы отказал в удовлетворении требований «К» о признании договора дарения недействительным.

Не согласившись с указанным решением «К» обратилась в Судебную коллегию по гражданским делам Московского городского суда с апелляционной жалобой, в которой было указано, что «Н» либо не подписывал договор дарения, заключенный между ним и гражданкой «М», а также акт приеме-передачи квартиры, либо в силу психического состояния не осознавал, что подписывает именно договор дарения квартиры. 

Адвокатом Поляк М.И. было подготовлено возражение на апелляционную жалобу, в которой адвокат указала, что довод «К» не соответствует фактическим обстоятельствам гражданского дела, поскольку «К» в материалы дела не представлено доказательств о нахождении «Н» в момент заключения договора дарения в состоянии психического расстройства либо наличия у него психического заболевания, которые не позволяли бы ему отдавать отчет своим действиям.

«Н» самостоятельно принял решение подарить квартиру своей супруге «М», с которой они проживали совместно на протяжении длительного периода времени («Н» на протяжении 12 лет настаивал на заключении договора дарения), поскольку считал, что его дочь от первого брака «К» и ее мать уже получили от него жилье. Также «К» с 2008 года перестала общаться с «Н», следовательно, утверждение «К» о том, что «Н» якобы не мог отдавать отчет свои действиям, являются ложными и ничем не подтвержденными.

«Н» не страдал алкогольной зависимостью, не состоял в психиатрическом и наркологическом диспансере, осознавал характер своих действий, алкогольные напитки не употреблял. Имеющиеся у него заболевания не влияли на понимание им значения совершаемого договора дарения, что также подтверждалось выдаче нотариальной доверенности на представителей для оформления регистрации перехода права собственности по договору дарения от «Н» к «М».

В Московском городском суде интересы «М» представляла адвокат Поляк М.И., которая в судебном заседании возражала против удовлетворения апелляционной жалобы, привела доводы против каждого аргумента «К» со ссылкой на действующее законодательство и материалы дела.

Длительное выступление адвоката, представляющего интересы «К», не помогло последней переломить ход судебного процесса в свою сторону и убедить суд в верности избранной правовой позиции.

Московский городской суд, изучив доводы жалобы и выслушав позицию адвоката Поляк М.И., оставил решение суда без изменения, а апелляционную жалобу гражданки «К»  без удовлетворения.

 

 

 

 

 

 

Заказ звонка

Чтобы мы перезвонили отправьте нам Ваш номер телефона.

Введите защитный код

Закрыть