Переключатель меню
Заказать звонок

+7 (495) 911-38-45

О коллегии

Справка из органов соцзащиты не доказывает статус единственного кормильца

Журнал Трудовые споры № 11, НОЯБРЬ 2013

Собственник решил уволить директора компании и расторг трудовой договор. Директор оспорил увольнение в суде, ссылаясь на то, что у него ребенок-инвалид и он является единственным кормильцем в семье. Тем не менее, суд поддержал работодателя, поскольку директору не удалось доказать статус единственного кормильца — справки из органов соц-защиты и документов об отсутствии деятельности в компании супруга директора оказалось недостаточно.

ПРЕДМЕТ СПОРА:
признать увольнение незаконным и восстановить на работе

РЕЗУЛЬТАТ:
в удовлетворении требований отказано

УБЕЖДАЮЩИЕ АРГУМЕНТЫ:
— не были заранее представлены документы об иммунитете от увольнения;
— устные разъяснения сотрудника работодатель вправе не учитывать.

РЕКВИЗИТЫ ДЕЛА:

решение Лефортовского районного суда города Москвы от 30.05.2013 № 2-1341/13, апелляционное определение Мосгорсуда от 16.09.2013 по делу № 2-29463 Александр Грибаков, председатель президиума коллегии адвокатов «Грибаков, Поляк и партнеры»

Фабула дела

В январе 2007 года работница была принята на должность генерального директора компании, которая занималась продажей кормов. При трудоустройстве она сообщила работодателю, что ее дочь является инвалидом, а она сама — единственным кормильцем в семье. Несколько лет она успешно трудилась, однако в декабре 2012 года работодатель (учредитель общества) решил прекратить ее полномочия. Сотрудники отдела кадров ознакомили ее с уведомлением о расторжении трудового договора.

Тогда она напомнила работодателю, что является динственным кормильцем ребенка-инвалида. Для таких сотрудников ч. 4 ст. 261 Справка из органов соцзащиты не доказывает статус единственного кормильца Собственник решил уволить директора компании и расторг трудовой договор. Директор оспорил увольнение в суде, ссылаясь на то, что у него ребенок-инвалид и он является единственным кормильцем в семье. Тем не менее, суд поддержал работодателя, поскольку директору не удалось доказать статус единственного кормильца — справки из органов соцзащиты и документов об отсутствии деятельности в компании супруга директора оказалось недостаточно.

В январе 2007 года работница была принята на должность генерального директора компании, которая занималась продажей кормов. При трудоустройстве она сообщила работодателю, что ее дочь является инвалидом, а она сама — единственным кормильцем в семье. Несколько лет она успешно трудилась, однако в декабре 2012 года работодатель (учредитель общества) решил прекратить ее полномочия. Сотрудники отдела кадров ознакомили ее с уведомлением о расторжении трудового договора. Тогда она напомнила работодателю, что является единственным кормильцем ребенка-инвалида. Для таких сотрудников ч. 4 ст. 261Трудового кодекса РФ установливает гарантии, которые запрещают увольнение по инициативе работодателя.

Для подтверждения своего иммунитета от увольнения работница представила работодателю справку об инвалидности дочери. Также она пояснила, что ее супруг ухаживает за дочерью и поэтому не работает. Однако работодатель не принял эти обстоятельства во внимание и уволил ее по п. 2
ч. 1 ст. 278 ТК РФ. Работница, не согласившись с этим решением, подала иск в суд.

Она потребовала признать увольнение незаконным, восстановить ее на работе и выплатить средний заработок за время лишения
возможности трудиться.

Работница считала, что работодатель обязан выяснить все обстоятельства, препятствующие увольнению

В суде работница продолжала настаивать, что, согласно требованиям ч. 4 ст. 261 ТК РФ, работодатель не имел права ее увольнять. Она пояснила суду, что является единственным кормильцем ребенка-инвалида, ее супруг не работает, так как осуществляет уход за дочерью. Сразу после того, как ее ознакомили с уведомлением об увольнении, она представила справку об инвалидности дочери. Факт получения справки подтверждался отметкой канцелярии на копии.

Она не смогла своевременно представить справку из отдела Пенсионного фонда, что ее муж осуществляет уход за ребенком-инвалидом, так как на ее получение потребовалось значительное время. В связи с тем, что о предстоящем увольнении ее уведомили за несколько дней, она физически не успела собрать все необходимые документы.

Также работница считала, что п. 2 ч. 1 ст. 278 ТК РФ не предоставляет работодателю неограниченное право на увольнение руководителя без объяснения причин. На это указывает Конституционный суд РФ в постановлении от 15.03.2005 № 3-П. Согласно п. 4.3 постановления, право на досрочное прекращение трудового договора с руководителем не означает, что собственник обладает неограниченной свободой при принятии такого решения. Работница пояснила, что претензий к ее деятельности у работодателя не было, виновных действий она не совершала. Наоборот, в период ее работы продажи выросли, а фирма заключила множество контрактов с крупными контрагентами.

Сотрудница пояснила, что закон не обязывает работника представлять работодателю документы, подтверждающие наличие детей-инвалидов. Не содержится такого требования и в ст. 65 ТК РФ, закрепляющей перечень документов, которые работник обязан предоставить работодателю при трудоустройстве. Поэтому выяснить обстоятельства, препятствующие увольнению, должен сам работодатель. В подтверждение этого вывода она также привела определение Воронежского областного суда от 12.08.2010 по делу № 33-4305, в котором суд указал, что обязанность выяснять препятствующие увольнению обстоятельства лежит на работодателе.

Одновременно работница пояснила суду, что несколько раз при устной беседе сообщала работодателю, что ее дочь является инвалидом. Для подтверждения данных обстоятельств она ходатайствовала о вызове в суд в качестве свидетеля сотрудника бухгалтерии, присутствовавшего при разговоре. Суд удовлетворил это ходатайство и допросил свидетеля, который полностью подтвердил слова работницы.

На представленную работодателем выписку из ЕГРЮЛ, согласно которой ее супруг являлся учредителем и генеральным директором фирмы, работница заявила следующее. Согласно справке за подписью ее мужа, фирма давно не ведет экономической деятельности. В связи с этим дивиденды мужу не выплачиваются. Также несколько лет назад он уволился из этой фирмы по собственному желанию. Поэтому довод работодателя, что ее муж получает доход, не заслуживает внимания.

По мнению компании, работница могла заранее подтвердить иммунитет от увольнения

В суде работодатель заявил, что, согласно подп. 4 п. 2 ст. 33 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Закон № 14-ФЗ), участник общества вправе в любое время прекратить полномочия генерального директора. В этом случае увольнение производится по п. 2 ч. 1 ст. 278 ТК РФ. По мнению работодателя, сотрудница неправильно трактует постановление Конституционного суда РФ от 15.03.2005 № 3-П. Из него, наоборот, следует вывод, что разъяснять работнику причину увольнения не обязательно. Такая же позиция отражена и в определении Верховного суда РФ от 17.12.2010 № 55-В10-2. Кроме того, работодатель настаивал, что работница не имела права оспаривать его решение. Согласно п. 1 ст. 43 Закона № 14-ФЗ, таким правом обладают только директора, назначенные из участников общества. Работодатель уточнил, что работница участником общества не является.

Работодатель обратил внимание суда, что до расторжения трудового договора работница не представила ему всех документов, подтверждающих запрет на увольнение. Согласно ч. 4 ст. 261 ТК РФ, работника нельзя уволить, если он является единственным кормильцем ребенка-инвалида, а другой родитель не состоит в трудовых отношениях. В день увольнения работница представила только справку, что ее ребенок является инвалидом. Однако справку отдела Пенсионного фонда, что ее муж осуществляет уход за дочерью, она представила лишь в суде.

Работодатель утверждал, что показания свидетеля, вызванного по ходатайству истицы, являются необъективными. До увольнения сотрудница не сообщала, что ее дочь является инвалидом. При этом работодатель считал, что выяснять обстоятельства, препятствующие расторжению трудового договора, он не обязан, так как закон не налагает на него такой обязанности.

Также он сослался на п. 23 постановления Пленума Верховного суда РФ от 17.03.2004 № 2 (далее — Постановления  2), согласно которому работодатель должен доказать в суде только наличие законного основания и соблюдение порядка увольнения. По мнению работодателя, он это сделал. Поэтому он считал, что уволил работницу правомерно.

Вместе с тем работодатель представил суду выписку из ЕГРЮЛ, согласно которой муж истицы являлся учредителем и генеральным директором юрлица. Поэтому очевидно, что он получает дивиденды от деятельности компании. Это означает, у отца ребенка есть заработок. В связи с этим гарантии, предусмотренные ч. 4 ст. 261 ТК РФ, на работницу распространяться не могут.

Работодатель считал, что если суд удовлетворит требование работницы о восстановлении ее на работе, для организации наступит довольно много неблагоприятных последствий.

Во-первых, придется выплатить работнице компенсацию среднего заработка, которая составляет внушительную сумму, учитывая ее должность.

Во-вторых, на ее место был принят другой генеральный директор компании, были внесены соотвествующие изменения в Единый государственный реестр юридических лиц. Для того чтобы восстановить ее на работе, придется вновь готовить документы, идти к нотариусу, снова вносить изменения в реестр. Это чревато дополнительными временными и финансовыми затратами.
Как следует из п. 27 Постановления № 2, при установлении факта злоупотреблением работником своим правом суд может отказать ему в удовлетворении иска.

Работодатель решил воспользоваться этой возможностью и, считая ее поведение злоупотреблением правом, просил суд отказать работнице в удовлетворении всех заявленных требований.

Суд посчитал, что работница не доказала статус единственного кормильца

В мае 2013 года районный суд вынес решение, которым отказал работнице в удовлетворении заявленных требований. Суд подтвердил довод работодателя, что при увольнении по п. 2 ч. 1 ст. 278 ТК РФ разъяснять руководителю причины такого решения не обязательно. При этом довод работницы, что работодатель обязан самостоятельно выяснять наличие препятствующих увольнению обстоятельств, суд во внимание не принял. Он разъяснил, что закон не предъявляет к работодателю такого требования. В суде работодатель обязан доказать только наличие законного основания и соблюдение порядка увольнения (п. 23 Постановления № 2). По мнению суда, он это сделал. Работодатель принял решение о прекращении полномочий работницы в соответствии с подп. 4 п. 2 ст. 33 Закона № 14-ФЗ. В день увольнения выплатил ей окончательный расчет и компенсацию по ст. 279 ТК РФ, выдал трудовую книжку и ознакомил с приказом о расторжении трудового договора (ст. 84.1 ТК РФ).

Суд разъяснил, что для реализации гарантий, закрепленных в ч. 4 ст. 261 ТК РФ, работница должна была заблаговременно (до увольнения) представить работодателю все необходимые документы. Это документы, подтверждающие инвалидность дочери, а также что сотрудница является единственным кормильцем в семье. Согласно материалам дела, справку об инвалидности дочери она представила лишь в день увольнения, то есть после того, как учредитель принял решение о прекращении ее полномочий. При этом суд согласился с показаниями свидетеля, что работница в устной форме извещала работодателя о наличии препятствий к увольнению. Но пояснил, что в данном случае это правового значения не имеет, так как устные разъяснения работодатель вправе не учитывать. Справку из Пенсионного фонда, что супруг осуществляет уход за дочерью, сотрудница представила только на одном из судебных заседаний. Это относится и к справке, что фирма супруга давно не ведет экономической деятельности, а также что он из нее уволился.

На основании этих документов суд установил, что дочь работницы действительно является инвалидом. Однако посчитал, что представленные документы не подтверждают, что ее муж не работает. Поэтому единственным кормильцем работница не является, а значит, у нее нет и защиты от увольнения.

Одновременно суд подчеркнул, что, согласно п. 27 Постановления № 2, приреализации гарантий, предусмотренных Трудовым кодексом РФ, должен соблюдаться общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом. Документы сотрудница представила только после увольнения, то есть несвоевременно. Поэтому в ее действиях суд также усмотрел злоупотребление правом. На это решение работница подала жалобу в вышестоящий суд, однако коллегия не нашла оснований для его отмены.

Коллегия согласилась с выводами нижестоящего суда, что работница не смогла доказать наличие защиты от увольнения. Однако вывод о злоупотреблении правом оставила без внимания.

В результате рассмотрения этого дела суды отказали работнице в восстановлении на работе и удовлетворении всех сопутствующих требований. Сейчас не согласная с такими выводами работница намерена обжаловать судебные акты в кассационном порядке.

Заказ звонка

Чтобы мы перезвонили отправьте нам Ваш номер телефона.

Введите защитный код

Закрыть