Переключатель меню
Заказать звонок

+7 (495) 911-38-45

О коллегии

Работник не смог доказать незаконность увольнения во время больничного

Работник не смог доказать незаконность увольнения во время больничного

Александр Сергеевич Грибаков,
адвокат, председатель президиума Коллегии адвокатов «Грибаков, Поляк и партнеры»

ИСТЕЦ: сотрудник органов внутренних дел ПРЕДМЕТ СПОРА:

  • признать увольнение незаконным;
  • восстановить на работе;
  • предоставить отпуск по личным обстоятельствам;
  • предоставить отпуск за выслугу лет;
  • взыскать с ответчика заработную плату за время вынужденного прогула;
  • взыскать с ответчика компенсацию морального вреда.

РЕЗУЛЬТАТ: в исковых требованиях работника отказано
РЕКВИЗИТЫ ДЕЛА: решение Пресненского районного суда г. Москвы от 11.10.2012 по делу № 2-5925/12

Работник был уволен в связи с болезнью, несовместимой с продолжением службы во внутренних органах. Посчитав увольнение незаконным, работник обратился в суд, указав в обоснование своего иска, что работодатель не имел права увольнять его в период временной нетрудоспособности. Также он заявил, что при увольнении ему не были предоставлены предусмотренные законом отпуска, что повлияло на стаж и размер денежного довольствия, положенного при увольнении. Несмотря на представленные работником доказательства, суд не нашел нарушений со стороны работодателя при оформлении увольнения. Он отметил, что отпуска работнику не предоставлены правомерно, поскольку основанием увольнения стали независящие от сторон обстоятельства.

Фабула дела

В феврале 2011 года С. поступил на службу в милицию на должность старшего инспектора. В связи с принятием Закона «О полиции» для продолжения работы в полиции все сотрудники должны были пройти переаттестацию. Однако в июле 2011 года С. написал рапорт о предоставлении ему возможности не участвовать во внеочередной аттестации. Дело в том, что у С. была серьезная болезнь, которая препятствовала ему продолжать службу, и он планировал увольнение из органов внутренних дел по этой причине. В августе 2011 года С. подал рапорт о направлении его на военно-врачебную комиссию в связи с увольнением из органов внутренних дел.

В декабре 2011 года госпитальная военно-врачебная комиссия признала С. не годным к службе и освободила его от исполнения служебных обязанностей на срок до дня исключения из списков личного состава органов внутренних дел. Ему было выдано свидетельство о болезни, а также листок об освобождении от служебных обязанностей в связи с временной нетрудоспособностью. Очередной оплачиваемый отпуск за 2012 год был предоставлен работнику с  30 января по 05 марта 2012 года. В феврале 2012 года С. написал рапорт о предоставлении дополнительного отпуска за выслугу лет, а также отпуска по личным обстоятельствам. С. полагал, что такие отпуска ему положены на основании Закона от 30.11.2011 № 342 ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — Закона от 30.11.2011 342-ФЗ). Однако работодатель отказал в предоставлении указанных отпусков, посчитав, что право на такие виды отпуска не распространяется на работников, увольняемых в связи с болезнью. 5 марта 2012 года работодателем был издан приказ об увольнении С. в связи с болезнью на основании заключения военно-врачебной комиссии о негодности к службе в органах внутренних дел (п. 1 ч. 3 ст. 82 Закона№ 342-ФЗ).

Поскольку С. в этот день не явился на работу, 6 марта 2012 года работодатель направил ему уведомление об увольнении и о необходимости явиться в отделение по кадровой и воспитательной работе для получения трудовой книжки, военного билета и оформления документов, связанных с увольнением. Работник посчитал, что его увольнение является незаконным, так как с 29 февраля и по дату издания приказа об увольнении он болел, что подтверждалось листком  временной нетрудоспособности. В связи с этим  11 марта 2012  года он направил на имя своего начальника рапорт об отказе от получения на руки документов, касающихся его увольнения. Поскольку руководство никак не отреагировало на действия работника и не пересмотрело решение об увольнении , работник обратился в суд.

Позиция истца: увольнение в период временной нетрудоспособности незаконно

В суде работник заявил, что был уволен с занимаемой должности 06.03.2012, тогда как в это время он находился на больничном с 29.02.2012 по 11.03.2012, а 11.03.2012 был госпитализирован в клиническую больницу. Данный факт подтверждался листком освобождения от служебных обязанностей по временной нетрудоспособности от 29.02.2012 и справкой из медицинского учреждения от 27.03.2012. По мнению работника, увольнение было про работодателем незаконно, так как в соответствии со ст. 81 ТК РФ не допускается увольнение работника по инициативе работодателя в период его временной нетрудоспособности и пребывания в отпуске. Работник указал, что аналогичные положения содержатся и в п. 4 ст. 85 Закона  № 342-ФЗ.

Помимо требования о признании увольнения незаконным, сотрудник заявил о том, что в соответствии со ст. 124 ТК РФ и ст.59 Закона  № 342-ФЗ его очередной отпуск должен был быть продлен на время его болезни. Однако работодатель не сделал этого.

ИЗ ИСКОВОГО ЗАЯВЛЕНИЯ РАБОТНИКА: «Согласно ст. 59 Закона № 342-ФЗ, предоставленный сотруднику органов внутренних дел основной отпуск или дополнительный отпуск продлевается либо переносится на другой срок, определяемый руководителем федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченным руководителем, с учетом пожеланий сотрудника в случае временной нетрудоспособности сотрудника.

Согласно письму ФСС России от 05.06.2007 № 02-13/07- 4830, в случае заболевания работника и представления им к оплате листка нетрудоспособности, оформленного в установленном порядке, ежегодно оплачиваемый отпуск должен быть продлен на количество календарных дней временной нетрудоспособности (с учетом выходных и праздничных дней), совпавших с периодом отпуска, либо по согласованию с работником перенесен на другой срок. Таким образом, поскольку я находился на больничном в период с 29 февраля 2012 года по 11 марта 2012 года, то есть во время нахождения в очередном отпуске, последний день которого приходился на 05 марта 2012 года, ежегодный оплачиваемый отпуск подлежит продлению на 6 календарных дней в соответствии с нормами действующего законодательства».

Также С. заявил, что он имеет право на предоставление ему отпуска по личным обстоятельствам и дополнительного отпуска за выслугу лет в органах внутренних дел, предусмотренных положениями Закона № 342-ФЗ.

ИЗ ИСКОВОГО ЗАЯВЛЕНИЯ РАБОТНИКА: «...согласно ст. 63 Закона № 342-ФЗ, сотруднику органов внутренних дел при стаже службы 20 лет и более в любой год из последних трех лет до достижения им предельного возраста пребывания на службе в органах внутренних дел либо в год увольнения со службы в связи с состоянием здоровья предоставляется по его желанию отпуск по личным обстоятельствам продолжительностью 30 календарных дней с сохранением денежного довольствия. При этом предельный возраст пребывания на службе в органах внутренних дел для сотрудника в звании подполковник составляет 50 лет (статья 88 Закона № 342-ФЗ). На момент увольнения мой возраст составил 52 года, а выслуга лет 32 года и 23 дня...».

Таким образом, сотрудник полагал, что имеет право на получение запрашиваемого отпуска, поскольку имел необходимый стаж службы и достиг предельного возраста пребывания на службе.

Более того, в соответствии с положениями ст. 58 Закона № 342-ФЗ сотрудникам органов внутренних дел устанавливается возможность предоставления дополнительного отпуска за выслугу лет. Подсчет количества дней дополнительного отпуска в данном случае производится в календарном исчислении из расчета: 15 календарных дней, при стаже более 20 лет службы. Исходя из этого, работник полагал, что имеет право на 15 дней дополнительного отпуска за выслугу лет.

В своем заявлении С. указал, что он требовал у работодателя предоставления дополнительных дней отпуска, положенных сотруднику по закону, однако в их предоставлении ему было отказано.

ИЗ ИСКОВОГО ЗАЯВЛЕНИЯ РАБОТНИКА: «Находясь в очередном отпуске, 27.02.2012 г. я обращался с рапортом о предоставлении на основании ст. 58 ФЗ РФ от 30.11.2012 г. № 342-ФЗ дополнительного отпуска за выслугу лет, а также на основании ст. 63 ФЗ РФ от 30.11.2012 г. № 342-ФЗ отпуска по личным обстоятельствам. Однако в предоставлении указанных отпусков мне было незаконно отказано, и я был уволен с 06.03.2012 г.».

С. утверждал, что работодатель знал о его желании получить предусмотренные законом отпуска, и все же незаконно уволил его без их предоставления, лишив тем самым С. не только денежного довольствия на период предоставления отпуска, но и возможности получить дополнительный стаж.

В связи с этим работник просил признать увольнение незаконным, восстановить его на работе, оплатить средний заработок за все время вынужденного прогула в соответствии со ст. 394 ТК РФ, а также компенсировать моральный вред в соответствии с Трудовым кодексом РФ и п. 63 постановления  Пленума ВС РФ от 17.03.2004 № 2.

Позиция ответчика: работник, уволенный в связи с болезнью, не имеет права на дополнительные отпуска за выслугу лет

Работодатель иск не признал и пояснил, что в соответствии с заключением военноврачебной комиссией от 27.12.2011 сотрудник был признан не годным к службе и освобожден от исполнения служебных обязанностей на срок до дня исключения из списков личного состава органов внутренних дел.

В тот же день сотруднику был выдан на руки бессрочный листок освобождения от служебных обязанностей по временной нетрудоспособности.

В соответствии с порядком увольнения со службы из органов внутренних дел и исключением из реестра сотрудников работодателем было подготовлено представление об увольнении С. В данном представлении на основании ч. 5 ст. 89 Закона М» 342-ФЗ были указаны основания увольнения, сведения о стаже службы (выслуге лет) в органах внутренних дел, возрасте, состоянии здоровья сотрудника и наличии у него прав на получение социальных гарантий с учетом основания увольнения. Приказом от 05.03.2012 сотрудник был уволен из органов внутренних дел в соответствии с положениями п. 1 ч. 3 и ч. 10 ст. 82 Закона № 342-ФЗ. Основанием для прекращения контракта послужило заключение военно-врачебной комиссии о негодности к службе.

Представитель работодателя заявил, что наличие у работника противопоказаний к дальнейшей военной службе является независящим от воли сторон обстоятельством и поэтому увольнение не может считаться произведенным по инициативе работодателя. По мнению работодателя, именно поэтому также не имеет значения и тот факт, что увольнение было произведено в момент нахождения на больничном. Причем работодатель поставил под сомнение правомерность выдачи работнику нового листка нетрудоспособности. Он сослался  на ответ из Центральной поликлиники МВД России от 09.10.2012, в соответствии с которым необходимости в выдаче листков нетрудоспособности не было, так как решением военно-врачебной комиссии от 27.12.2011 сотрудник был признан не годным к службе в органах внутренних дел, в связи с чем в тот же день сотруднику выдан листок освобождения от служебных обязанностей по временной нетрудоспособности, по которому он был освобожден от исполнения служебных обязанностей на срок до дня исключения из списков личного состава. Таким образом, как пояснил работ листки нетрудоспособности от 29.02.2012 и 28.03.2012 выданы с нарушением постановления Правительства РФ от 25.02.2003 № 123 и не могут являться надлежащим доказательством в суде.

Относительно требования о продлении ежегодного оплачиваемого отпуска с, предоставленного в период с 29 февраля  по 5 марта 2012 года на 6 календарных дней, работодатель пояснил, что в соответствии с листком освобождения от служебных обязанностей по временной нетрудоспособности и свидетельством о болезни, сотрудник освобождался от исполнения служебных обязанностей на срок до дня исключения из списков личного состава из органов внутренних дел. Следовательно, по мнению работодателя, требование о продлении ежегодного оплачиваемого  отпуска в связи с временной к способностью неправомерно, так как фактически при предоставлении ежегодного оплачиваемого отпуска сотрудник уже был признан не годным к службе и являлся нетрудоспособным. Работодатель также заявил, что, требуя предоставить отпуск по личным обстоятельствам в количестве 30 дней, сотрудник необоснованно сослал ся на положения ст. 63 Закона № 342 ФЗ. Данной статьей не предусмотрено предоставление отпуска по личным обстоятельствам в подобной ситуации, то есть в связи с увольнением из органов внутренних дел по болезни на основании заключения военно-врачебной комиссии.

Работодатель пояснил, что по требованию сотрудника ему может быть предоставлен дополнительный отпуск за стаж службы в органах внутренних дел продолжительностью 15 календарных дней. Однако согласно ч. 11 ст. 56 Закона № 342-ФЗ данный вид отпуска предоставляется сотрудникам, контракт с которыми прекращается по определенным причинам, перечень которых исчерпывающим образом определен в законе. Увольнение в связи с болезнью в перечень таких оснований не входит.

Таким образом, по мнению работодателя, законодательством, регулирующим деятельность органов внутренних дел, не предусмотрена обязанность работодателя предоставлять отпуск за стаж службы при увольнении по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 3 ст. 82 Закона № 342-ФЗ.

Позиция суда: увольнение во время больничного было правомерным

Несмотря на аргументы истца, суд принял сторону ответчика и отказал в удовлетворении исковых требований в полном объеме. Судом было отмечено, что истцом обстоятельства увольнения по основанию, предусмотренному  п. 1 ч. 3 ст. 82 Закона № 342-ФЗ, в ходе рассмотрения дела не оспаривались. Суд указал, что увольнение работника или сотрудника внутренних дел в период временной нетрудоспособности по инициативе работодателя или руководителя запрещено. В рассматриваемом же деле суд указал, что увольнение в связи с болезнью на основании заключения военноврачебной комиссии о негодности к службе в органах внутренних дел не относится к видам увольнения по инициативе работодателя. Таким образом, нормы, запрещающие увольнять сотрудника, который находится на больничном, не распространяются на данное основание увольнения. Более того, суд поддержал доводы работодателя о том, что получение листка нетрудоспособности негодным к службе сотрудником не является основанием для оспаривания приказа об увольнении данного сотрудника в связи с болезнью.

ИЗ РЕШЕНИЯ СУДА: «Истец ссылается на положения ст. 81ТК РФ, согласно которым не допускается увольнение работника по инициативе работодателя в период его временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске. Однако основанием увольнения истца явилась не инициатива работодателя, а обстоятельство, независящее от воли обеих сторон — болезнь истца, подтвержденная соответствующим медицинским заключением.

Истец в судебном заседании пояснил, что у него действительно имеется заболевание, препятствующее его дальнейшей службе: ему была сделана в период службы операция на сердце: он периодически испытывает боли. На обозрение суда истец представил свою медицинскую карту, пояснив, что он поставил в известность врачей, выдавших ему листок нетрудоспособности о наличии заключения военно-врачебной комиссии от 27.12.2011 г. Суд, оценивая в совокупности представленные доказательства истцом о нахождении его на больничном, и возражения ответчика относительно данного больничного, приходит к выводу, что оформление листка нетрудоспособности в период с 29.02.2012 г. по 11.03.2012 г. не может служить основанием для признания приказа от 05.03.2012 г. незаконным, т.к. истец уже признан негодным к службе по состоянию здоровья и имел листок нетрудоспособности».

Суд также поддержал довод работодателя о том, что сотрудник не имеет права на предоставление дополнительного отпуска за выслугу лет именно потому, что данный вид отпуска предоставляется сотрудникам органов внутренних дел в случаях увольнения по определенным основаниям, перечисленным в Законе № 342-ФЗ, где увольнение в связи с болезнью не значится.

ИЗ РЕШЕНИЯ СУДА: «В судебном заседании представитель истца пояснил, что считает увольнение незаконным еще по той причине, что ответчик не предоставил при увольнении истца полагающиеся ему отпуска в соответствии со ст. 63 Закона № 342-ФЗ и дополнительный отпуск за выслугу лет в размере 15 календарных дней. Суд, исследовав данный довод истца, находит его необоснованным. В части 2 п. 8 ст. 82 ФЗ № 342 «О службе в ОВД» предусмотрено отдельное основание, по которому контракт может быть расторгнут, а сотрудник органов внутренних дел может быть уволен со службы: «по состоянию здоровья — на основании заключения военно-врачебной комиссии об ограниченной годности к службе в органах внутренних дел и о невозможности выполнять служебные обязанности в соответствии с замещаемой должностью при отсутствии возможности перемещения по службе». Однако согласно приказу от 05.03.2012 г. увольнение истца произведено на основании п. 1 ч. 3 ст. 82 № 342-ФЗ, согласно которому контракт подлежит расторжению, а сотрудник увольнению «в связи с болезнью — на основании заключения военно-врачебной комиссии о негодности к службе в органах внутренних дел».

По мнению суда, предоставление дополнительного отпуска по личным обстоятельствам продолжительностью 30 календарных дней в связи с увольнением по п. 1 ч. 3 ст. 82 Закона № 342-ФЗ только по желанию увольняемого не предусмотрено. Поэтому суд посчитал не подлежащими удовлетворению требования сотрудника об обязании работодателя предоставить ему указанный отпуск и признать на этом основании увольнение незаконным.

Реакция истца: решение первой инстанции незаконно

Работник с решением суда не согласился и направил апелляционную жалобу в Московский городской суд. В ней он указал, что отказывая в удовлетворении заявленных им требований, суд не дал объяснения, почему он отказал в удовлетворении именно всех заявленных требований, не давая оценку каждому из них в отдельности. По мнению работника, суд руководствовался тем, что если увольнение истца было законным, то все остальные его требования не подлежат удовлетворению. В жалобе работник также указал, что предметом спора являлась не законность основания увольнения по ч. 3 ст. 82  Закона № 342-ФЗ, а то, что он был уволен с 06.03.2012 в период временной нетрудоспособности без предоставления перед увольнением всех положенных ему отпусков, несмотря на ранее поданные им рапорты о предоставлении ему отпуска по личным обстоятельствам и дополнительного отпуска. По мнению работника, в результате этих действий он был лишен возможности получить гарантированное законом денежное довольствие и срок его службы не был продлен на установленный законом срок, что повлияло на его дальнейшее социальное обеспечение.

ИЗ АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ЖАЛОБЫ: «Суд ошибочно пришел к выводу, что истец не имел права на запрашиваемые им отпуска. Разрешая данный вопрос, суд исходил из того, что основанием предоставления данных отпусков послужило его увольнение в связи с наличием противопоказаний для дальнейшего несения службы, однако это не так. Истец основывал свои требования о предоставлении ему дополнительного отпуска и отпуска по личным обстоятельствам на том, что стаж его службы в органах внутренних дел составляет более 32 лет и что он достиг предельного возраста пребывания на службе, что и дает ему право требовать предоставления ему отпусков, гарантированных законодательством. Оценка данному факту судом дана не была».

Апелляционная жалоба в настоящий момент еще не рассмотрена Московским городским судом, и оценка доводам истца еще не дана. «ТС» будет следить за дальнейшим развитием событий.

Заказ звонка

Чтобы мы перезвонили отправьте нам Ваш номер телефона.

Введите защитный код

Закрыть